Россия 2020: Гражданское общество

avatar автор:

1. Что такое гражданское общество

Пожалуй, главным различием между Советским Союзом и сегодняшней Россией является конституционно закрепленная свобода на объединения. Это касается в первую очередь политических партий, но также и гражданских организаций, которых насчитывается уже несколько сот тысяч. Эти автономные, то есть независимые от государства объединения и будут рассматриваться здесь в качестве основного элемента гражданского общества. you can check here

Понятие «гражданское общество» не ново. Большинство использующих его ученых, политиков, экспертов  подразумевают социальное пространство, возникающее между индивидами, семьями, с одной, и государством, с другой стороны. Речь идёт о людях, добровольно объединившихся с целью совместного осуществления общественно-полезной или благотворительной деятельности. Подобное определение содержит важное ограничение: в гражданское общество не включаются организации, занимающиеся экономической деятельностью.

При этом неважно, как именно эти организации институционализировны, т.е. объединение может и не быть юридически оформлено, получив, таким образом, «добро» государства. Гражданское общество принципиально строится на добровольности, оно автономно по отношению к государству, принципиально не стройно, состав его постоянно меняется, и потому оно отличается большим разнообразием.

Политической системе необходимы гражданские акторы и негосударственные организации, необходимы главным образом по той причине, что способны видеть, чувствовать возникающие в обществе проблемы раньше государства (если последнее вообще в состоянии их замечать).

Несколько упрощая, можно  выделить три группы гражданских акторов:

  1. Неправительственные организации, которые действуют в промежуточном пространстве между государством и обществом, т.е. выполняют функцию посредника;
  2. Группы, накапливающие социальный капитал; сюда относятся группы самопомощи, объединения ветеранов, культурные, спортивные клубы и проч.;
  3. Негосударственные благотворительные организации, такие, как кооперативы, церковные организации, оказывающие социальную помощь, или, например, Красный Крест.

Хотя все эти организации в теории являются элементами гражданского общества, для более тщательного анализа отношений между государством и гражданским обществом такое широкое определение непрактично. Поэтому далее речь пойдет только о группах, выполняющих посредническую функцию между государством и обществом. Такие группы сегодня обычно называют «неправительственными организациями», или НПО.

2. НПО в России

В развитии российского гражданского общества можно выделить начальную фазу, последующие четыре фазы становления и интерим. Для того чтобы, опираясь на понимание этого феномена, предложить возможные сценарии будущего, целесообразно кратко их охарактеризовать.

Перестройка и конец СССР

Все теории о гражданском обществе исходят из того, что истинная, действенная демократия нуждается в полноценном гражданском обществе.  Это одновременно и нормативная гипотеза, и эмпирическое наблюдение.

Формально негосударственные организации существовали и в Советском Союзе, но они не были независимы от государства. Имело место лишь внешнее сходство, подобные организации не выполняли и не могли выполнять выше указанные функции. Гражданская, или скорее социальная активность строго контролировалась советским государством. Независимая деятельность была запрещена. Но запретное существует, несмотря ни на какие запреты – иначе зачем запрещать? Так, в середине 1960-х годов прошлого века появились диссиденты — предшественники нынешних гражданских активистов.

Сперва медленно, потом всё стремительнее советское общество при Горбачёве как бы взрывалось. Появилось огромное количество не контролируемых и не созданных государством объединений.  Уже осенью 1990 г. газета «Правда» насчитывала более 11 000 независимых от государства организаций.

Взлет и падение при Ельцине

Еще до распада СССР многие гражданские активисты выполняли  посреднические функции между государством и обществом.  Многие активисты на выборах 1989 г. даже были избраны депутатами Верховного Совета или получили должности в правительстве. Многочисленная группа первых НПО поддержала Бориса Ельцина, «поставив», таким образом, на демократически ориентированную часть советской номенклатуры.

Но этот союз оказался очень непрочным.  Практически ему положили конец три события: конституционное противостояние осенью 1993 г., первая чеченская война и президентские выборы 1996 г. (выборы на короткое время сплотили указанные силы, но впоследствии разобщили их окончательно). Здесь не место углубляться в этот вопрос, но в результате примерно через 10 лет после возникновения первых независимых организаций, государство и НПО разошлись по правилом.

По сравнению с политикой в деятельности НПО зазор между нравственным императивом и противостоящими ему компромиссами в духе реальной политики значительно меньше. Влияние НПО основывается не на должностях, за которыми стоит государственная власть, а преимущественно на доброй репутации в широких кругах общественности, на доверии, которым они пользуются, то есть на том, что очень трудно приобрести и так легко потерять. До самого конца президентства Ельцина отношения между государством и НПО были отмечены взаимным игнорированием.

Попытки контроля – первый срок президентства Путина

До вступления Владимира Путина в должность президента российским НПО по большей части удалось избавиться от государственного давления. Пожалуй, их влияние на государство было даже больше, нежели наоборот. Такой status quo, однако, просуществовал недолго. Путин немедленно попытался систематически подчинить Кремлю сегменты российской политической общественности, которые прежде функционировали хоть и не вполне автономно, но контролировались различными силовыми центрами. В стороне от этого процесса не остались и акторы гражданского общества. Сразу же после вступления Путина в должность была предпринята первая попытка включить НПО в силовую схему. Речь идет о проведении в Москве осенью 2001 г. Гражданского форума. Многочисленные НПО, преимущественно из Москвы и Санкт-Петербурга, в ответ на это создали региональные и надрегиональные коалиции НПО. Последующие переговоры между государством и НПО по вопросу о modus vivendi вполне можно охарактеризовать как осознание НПО своей роли политических субъектов.

Несмотря на многие свои недостатки, несмотря на то, что российское гражданское общество не пустило глубоких корней в населении и в общественном сознании, оно проявило немалую способность к сопротивлению. На то есть четыре причины:

  1. Усиливающийся контроль за происходящим в политике и подчинение СМИ привели к тому, что в Кремле возникла нехватка информации о положении в стране. Коалиции НПО стали довольно эффективным информационным каналом, не составив политическую альтернативу власти и тем самым не превратившись в угрозу.
  2. Модернизация страны как основание чаемого «возрождения» российского государства в качестве великой державы должна происходить не в виртуальном, а исключительно в реальном пространстве. НПО обладали и обладают компетентностью в тех областях, из которых вышло старое, советское государство и до которых не добралось, или пока не добралось новое, российское. Таким образом, и с этой точки зрения сотрудничество государства с НПО обещало быть успешным и относительно безопасным.
  3. Во время первого президентского срока Путина (до 2004 г.) НПО сумели воспользоваться конфликтами внутри властной элиты. С другой стороны, различные части властной элиты использовали НПО в качестве инструмента и союзников – скорее, недобровольных – во внутрикремлевской борьбе за власть.
  4. Вследствие критики Запада в части ограничения демократических свобод относительно свободно действующие российские НПО смогли открыто выступить на российском политическом поле.

Контролируемое гражданское общество – второй президентский срок Путина

После смены власти на Украине зимой 2004-2005 гг. отношения между Кремлем и НПО резко ухудшились. Прямыми следствиями этого стали учреждение в начале 2006 г. контролируемой государством так называемой Общественной палаты и новый закон о деятельности НПО, вступивший в силу в апреле 2006 г.

Растущий контроль политической сферы, в особенности партийной системы и практически полное отсутствие не контролируемого Кремлем политического пространства навязали российским НПО роль суррогатов политических партий. Нередко они вынуждены были играть роль и оппозиции, и коммуникативного канала между политической элитой и обществом, а также выразителей определенных интересов.

Интерим – модернизационная риторика Дмитрия Медведева

Деятельность в рамках гражданского общества сегодня, как показывают результаты соответствующих опросов, в России не особо престижна. Вместе с тем у людей растет пока скорее смутное недовольство затянувшимися реформами, коррупцией и чиновничьим произволом, идущим рука в руку с кремлевской монополией на власть. Вследствие экономического кризиса проблемы, связанные с политической системой, становятся зримее, ощутимее, на что президент Медведев реагирует при помощи обновленного варианта модернизационной риторики, сравнимой с риторикой прежнего президента Путина.

Во многих областях возникают новые, до сих в России по большей части мало известные формы активности гражданского общества. Автовладельцы протестуют против произвола ГИБДД, жители – против спекуляций с недвижимостью, все более плотной застройки и без того перенасыщенных городов или, как недавно в Химках, против вырубки ближнего леса, служившего местом отдыха. Однако большинство людей, если и готовы проявить активность, то лишь в том, что касается их лично, иначе говоря, при более-менее прямом вмешательстве в их частную сферу. Обеспокоенность правами, которую выказали участники демонстраций, проведенных в защиту 31-й статьи Конституции, гарантирующей свободу демонстраций, подозрительна. Тем не менее к середине президентского срока Медведева и в НПО царит на редкость неспокойное настроение и господствует точка зрения, что многое переменится. Только вот что? И кто станет субъектом перемен?

3. Сценарии развития

В России сегодня множество общественных, что значит — изначально негосударственных и не подконтрольных государству организаций. В этом отношении Россия гораздо ближе к гражданскому обществу, чем Советский Союз в конце своего существования или даже новая Российская Федерация начала 1990-х гг. Подобная тенденция заметно напоминает зарождение «новых социальных движений» в западных индустриальных государствах в 1950-1960-е гг. Взаимодействие крепких российских НПО и этих новых «инициатив снизу» пока очень слабое.

При реализации любого сценария развитие ГО будет тесно связано с политическим. В лучшем случае развитие ГО будет способствовать постепенной демократизации России и большей ее открытости. В худшем — НПО станут очередной жертвой попытки все более авторитарно консолидировать политическую систему.

В связи с этим мне представляется, что инерционный сценарий уложится в вектор устойчивого политического курса. Преддверием чуть более оптимистического, хоть и не слишком вероятного сценария была бы известная открытость политической системы.

Как это ни парадоксально, оба сценария будут способствовать дальнейшему развитию гражданских организаций. Данную тенденцию сможет остановить лишь усиление закрытости политической системы вплоть до политических репрессий. В настоящий момент подобный вариант хоть вполне исключить и нельзя, но все же он маловероятен.

Инерционный сценарий

В случае реализации инерционного сценария возможны все вышеуказанные направления. Усиливающееся давление разнообразных проблем приведет к дальнейшему росту активности гражданского общества. Волны протестов, накал противостояния между государством и НПО периодически, в зависимости от политической конъюнктуры, положении в экономике и внешней политике, хода предвыборных кампаний усилятся. В государственной политике, как и прежде, будут конкурировать различные интересы:  с одной стороны, она будет пытаться привлечь к себе НПО, обладающие как неплохими механизмами диагностики, так и способностями улаживать конфликты и проблемы; с другой стороны, государство будет пытаться контролировать НПО как часть политической оппозиции, в которую они превратились именно благодаря деятельности государства. Последнее выразится в усиленных попытках, с одной стороны, дискредитировать деятельность гражданского общества, с другой, вывести еще ряд GONGO.

Требования к профессиональной деятельности НПО будут расти, что в целом повысит уровень самоорганизации. Главная опасность реализации данного сценария в случае ухудшения экономического, политического и социального положения состоит в потенциальной радикализации сообщества НПО. Государство с большой вероятностью будет реагировать усилением политических репрессий, возможный вклад НПО в урегулирование политических проблем уменьшится, что опять-таки вынудит государство к репрессиям. Это может привести к регрессу, к усиленной радикализации многих акторов гражданского общества, причем НПО, ориентированные на сотрудничество и решение проблем, потеряют почву под ногами.

Оптимистический сценарий

Даже при осторожном, постепенном усилении открытости политической системы возникнет необходимость в сильных НПО. Это тем более актуально, что в последние годы стремления удержать власть привели к систематическому устранению с политического поля многих акторов, которые могли бы стать посредником как между государством и обществом, так и между правительством и оппозицией. Для гражданского общества это сложная, длительная, хоть скорее и выгодная позиция: им придется – по крайней мере в обозримом будущем – играть не свойственную им роль суррогата политической оппозиции и вместе с тем содействовать формулировке и упрочению новых этических норм и правил при возникновении властных конфликтов.

Поэтому можно исходить из того, что уровень самоорганизации будет расти. Одновременно с усилением открытости политической системы будет наблюдаться утечка мозгов, которая выведет часть активистов НПО в политическую – партийно-парламентскую — сферу.

Усиление пусть даже относительно свободного финансирования НПО внутри страны будет способствовать признанию деятельности НПО более широкими слоями общества. Этому может способствовать и больший профессионализм и – в ситуации снижения нагрузки на НПО непосредственно в политической сфере —  скорее аналитический характер их деятельности.

Как правило, гражданские организации охватывают достаточно широкий политический спектр —  от крайней оппозиции до лояльности власти. Сегодня НПО тяготеют к крайностям политического спектра. Подобное расслоение НПО на «лояльные» (или «конструктивные») и «не лояльные» (или «не конструктивные») является, с одной стороны, инструментом власти, с другой, реакцией общества на политические запреты . Это по большому счету искусственное расслоение скорее всего станет менее острым.

Частью этого сценария было бы и более регулярное участие НПО в обсуждении государственных вопросов, что можно наблюдать в некоторых регионах.

Brak odpowiedzi

Dodaj odpowiedź use this link

Dodaj odpowiedź